Чахнашвили Мария (marsada)
4 391 15 846
108 6 105
1 061 076  

Бронирование отелей
в Венеции

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.
Мария Чахнашвили » Фотоальбомы » Символы Венеции
(14774) Canon EOS 1100D

Символы Венеции

marsada 29 декабря 2014 г.
 

Символы Венеции... У каждого они свои. Кто-то скажет, что это гондолы - черные лебеди Венеции, кто-то  вспомнит крылатого льва - символ Святого Марка, для кого-то это венецианские маски - история которых необыкновенна, а кому-то приглянулось муранское стекло или буранское кружево. У каждого свои акценты. Посмотрим вместе?

Лев — образ Евангелиста Святого Марка. Легенда говорит, что в 831 году мощи этого святого тайно вывезли из Египта венецианские купцы. Чтобы сохранить свой груз в тайне, забальзамированное тело святого придумали спрятать в ящике с салом, тогда туда не смогут притронуться мусульмане. Так святой благополучно добрался до Венеции, где его преподнесли в подарок дожу — правителю Венецианской республики. И Сан-Марко стал покровителем города. Любопытно, что символ Святого Марка — лев — на самом деле — персидская химера.
Гондола. А вы знаете почему гондолы черные? Ведь раньше они были яркие и пёстрые! На этот счет есть легенда. Когда-то давным-давно к жене не слишком молодого дожа повадился любовник на черной гондоле. Она появлялась у дворца каждую ночь. И тогда мудрый дож повелел все гондолы сделать черными. И «порочащие его имя» разговоры прекратились. Ну, как теперь поймешь, кто именно приплывает ко дворцу, если ночью, — да и днем тоже, — все гондолы черные!
Для постройки гондолы используется до восьми пород дерева. Это дуб, ель, вишня, орех, липа, красное дерево, вяз.
С начала XIII века стекольная промышленность Венеции развивалась чрезвычайно быстро. В это время венецианцы завезли из Константинополя бесценные образцы восточного стекла, завладев некоторыми важными тайнами ремесла. Коммерческая интуиция безошибочно подсказала торговой Венеции, каким неоскудевающим источником государственных доходов может стать правильно организованное стекольное производство.
Совсем скоро венецианские стеклоделы не знали соперников ни в самой Италии, ни в Европе, и власти тщательно следили, чтобы секреты мастерства не проникали как-нибудь за пределы города. Запрещалось, например, вывозить за границу материалы для приготовления стеклянной массы. Мастерам и их семьям грозили немыслимыми бедами, тюрьмой, смертью за попытки покинуть Венецию.
В течение столетий правительство старалось сдерживать поток стеклоделов-эмигрантов, маневрируя между политикой запугивания и заманивания. Преследования обычно ужесточались после какого-нибудь очередного технологического открытия, вновь обеспечивающего венецианскому стеклу превосходство над продукцией конкурентов. Так было, например, после изобретения филиграни.
Первоначально все мастерские находились на территории Венеции. Но в 1291 году Большой Совет постановил вынести стеклоплавильные горны за черту города: «per motivi da sanita», как значилось в декрете, а скорее всего - из-за высокой пожарной опасности. И действительно, в последнем десятилетии XIII века все стеклянные заводы «прописались» на маленьком острове Мурано, в двух километрах к северо-востоку от Венеции. С тех пор венецианское стеклоделие неразрывно связано с этим обособленным участком суши, а стекло носит наименование «муранского».
В XV веке муранское стекло чрезвычайно высоко ценилось во всей Европе. Венецианские дожи подносили изделия Мурано в качестве драгоценных подарков важным персонам, посещавшим город. Современники искренне поражались, что из стекла - малоценного, в сущности, материала - муранским мастерам удается создавать настоящие произведения искусства.
В середине XV века сложились устойчивые художественные формы стеклянных сосудов, ставшие эталоном для многих поколений мастеров Мурано. Среди таких образцовых вещей – большие вместительные чаши и блюда, стоящие на крепких ножках; яйцевидные кувшины с коротким горлышком и высокой, элегантно изогнутой ручкой; сосуды для напитков, напоминающие позднеготические кубки; стаканы, имеющие вид воронки на низкой ножке.
В XVI столетии слава муранского стекла становится поистине мировой. Его приобретают повсюду как предмет роскоши. Творения муранских мастеров достигают невероятной тонкости. В буквальном смысле слова. Сосуды смущают своей невесомостью, стеклянная масса поражает феноменальной чистотой и прозрачностью. Изображения традиционной прозрачной венецианской посуды можно во множестве встретить на полотнах итальянских живописцев.
Уникальное мастерство и художественная изобретательность муранских стеклоделов сказывались в исключительном разнообразии форм. Кувшины, графины, фляги, вазы, солонки, чаши, бокалы изготовлялись на Мурано в огромных количествах. Особой популярностью пользовались сосуды для питья в виде птиц, китов, тритонов и львов, колоколен и бочек и особенно – галер и гондол (эти маленькие стеклянные кораблики, по счастью, сохранились в музеях Западной Европы).
Но, увы, в XVII веке «изменчивая мода» предпочла иные линии и пропорции. Нежные хрупкие изделия венецианских мастеров уступили место тяжелому граненому стеклу Богемии и Силезии. Эпоха грандиозного триумфа муранского стекла клонилась к закату. Однако до XVIII века Сенат принципиально восставал против всяких заграничных нововведений в области стеклоделия, стараясь сохранить в чистоте национальный характер венецианской стеклянной продукции. Самым ходким товаром в эту пору были люстры, богато украшенные гроздьями, цветами и листьями, – незаменимая и необходимая принадлежность убранства времен Людовика XV.
Трагическая страница истории Мурано – оккупация острова в 1797 году революционными французскими войсками и уничтожение в 1806-м всех цехов и корпораций «во имя свободы, равенства и братства». Своим же возрождением в середине XIX века венецианская стекольная промышленность обязана адвокату из Виченцы Антонио Сальвиати – горячему патриоту и великому дельцу. При финансовой поддержке двух англичан, больших поклонников венецианской старины, Сальвиати основал завод на Мурано и возобновил производство великолепных стеклянных изделий, «подражавших» великим образцам прошлого. Это было возвращение к былой славе. С тех самых пор интерес к муранскому стеклу ничуть не ослабевает.
Разноцветные домики острова Бурано - их окрашивали в разныец вета, для того чтобы мореплавателям легко было находить дом по цвету. Особенно если возвращаешься навеселе))
Любоваться можно бесконечно!
А это еще один символ - венецианское кружево. Еще в 15 веке молодых девушек увозили на остров Бурано, где обучали секретам построения кружев методом «стежка в воздухе». Покинуть остров женщины физически не могли, и в силу этой хитрой политики городских властей Венеции тайна венецианских кружев хранилась довольно долго. При этом кружевницы понятия не имели, сколько реально стоит их работа — местные купцы скупали товар за гроши, а за границей продавали по баснословным ценам, что в принципе сегодня никого не удивляет.
Сегодня сложно найти подлинное, не машинное кружево - но если хотите - дам совет. Машинное- и с лица и с изнанки гладкое. А ручное - с изнанки шершавое, всё в невидимых узелочках.
Маски...Издревле венецианские маски использовались для сокрытия личности людьми, состоявшими в предосудительных интимных связях или вовлеченными в откровенно противозаконную деятельность. Появившись несколько веков назад в Венеции, эти характерные маски делались из папье-маше и обильно украшались мехом, тканями, драгоценными камнями и перьями. Со временем маски стали символом Карневале (Венецианского карнавала) — пышной процессии или уличной ярмарки, восхваляющих гедонизм.
Кроме того, маски выполняли очень важную социальную роль — они уравнивали всех, кто их носил. Слугу, носящего маску, могли принять за благородного дожа, и наоборот. Государственные инквизиторы и соглядатаи могли допрашивать жителей города не заботясь о том, что их личность будет раскрыта (в то время как жители могли смело отвечать на эти вопросы и не бояться законного возмездия). Нравственность людей подкреплялась ношением масок — у них не было лиц, но были голоса.
В итоге, оценив преимущества сокрытия личности, которые даровало ношение масок, люди стали извлекать из этого выгоду, в результате чего общество окончательно погрузилось в декаданс. Огромное количество путешественников, посещающих город, пребывали в полной уверенности, что беспорядочные половые связи были здесь в порядке вещей. Азартные игры шли с утра до вечера на всех улицах и во всех домах, даже в монастырях. Женщины стали одеваться более легкомысленно, а гомосексуализм, несмотря на публичное осуждение, приобретал все большую популярность среди черни. Даже монахи и монахини, разодетые в пух и прах по последнему слову импортной моды и увешанные драгоценностями, носили маски и занимались точно тем же, чем и большинство их невоцерковленных сограждан. Рим же старательно закрывал на это глаза, пока Республика делала щедрые отчисления в римскую казну
Меж тем Республика все больше погружалась в роскошь и праздность и подвергалась моральному разложению. Со временем ношение масок в повседневной жизни было запрещено и ограничивалось лишь определенными месяцами года. В последний год существования Республики этот период начался 26 декабря и растянулся на три месяца. После 1100-х гг. проведение маскарада было периодически под запретом Католической церкви, особенно в дни праздников.
Со временем Церковь ослабила свои запреты и разрешила носить венецианские маски в период между Рождеством и Покаянным Вторником. Это послабление вылилось в Карнавал, 10-дневное празднование перед Великим постом, которое означало, что из рациона жителей «изымалось мясо». Несмотря на то, что Венецианский карнавал утратил свою популярность в эпоху Просвещения, когда упал спрос на венецианскую культуру, празднование было возобновлено в 1979 году.
Современный Венецианский карнавал также возродил ремесло создания венецианских масок. Всем известные венецианские маски продолжали поражать туристов, танцоров и участников пышного шествия не только во время Карнавала, но и на протяжении всего года. Венецианские маски стали использоваться при проведении бал-маскарадов на День всех святых и во время празднования дня, который обе Америки называют Жирный Вторник, то есть Масленица, но при этом маскам всегда удавалось сохранить свою богатую итальянскую историю.
В любом случае все венецианские маски можно разделить на две группы: карнавальные и маски комедии дель арте. Вот это например Дотторе Песте — это маска из современного Венецианского карнавала. У нее своя уникальная история. Одним из самых страшных бедствий, постигших Венецию не единожды, была Чума. Поэтому маска Доктора Чумы не считается аутентичной карнавальной маской, поскольку использовалась врачами тех времен для защиты во время посещения чумных больных. Костюм Дотторе Песте состоял из шляпы, указывающей на принадлежность доктора к мужскому полу, маски с застекленными глазницами для защиты глаз врача и клювом, набитым специями и травами для очистки вдыхаемого врачом воздуха, деревянной палки, чтобы отпихивать подошедших слишком близко к врачу зараженных людей, пары кожаных перчаток для защиты рук, навощенного с внешней стороны халата и длинных сапог.
Комедия дель арте представляла собой некую разновидность театра импровизации, который зародился в 16-м веке и, несмотря на пик своей популярности в 18-м веке, существующий и по сей день. Выглядело это так: группа бродячих артистов строила уличную сцену и развлекала жителей города жонглированием, акробатическими трюками и, что более ожидаемо, юмористическими этюдами на основе узнаваемых персонажей и грубой сюжетной линии под названием Кановаччо.
Время от времени представления давались прямо с повозки, но это больше было присуще так называемому Карро ди Теспи, античному бродячему театру. Репертуар импровизированных выступлений строился в основном на житейских ситуациях: измене и ревности, старении и любви, многие из которых были позаимствованы из римских комедий Плавта и Теренция. Диалоги и действия с легкостью привязывались к событиям местного значения и в сатирической форме высмеивали местные скандалы, текущие события или провинциальные вкусы, и все это перемежалось древними шутками с кульминационными фразами. Персонажи различались по костюмам, маскам и даже реквизитам, например палкам.
Маски мужских персонажей Комедии дель арте представляли провинции и города, в то время как женские персонажи, как правило, масок не носили. На самом-то деле, женские роли часто играли мужчины в женских платьях и париках, так называемые актеры-травести.
Венецианская карнавальная маска — это квинтэссенция венецианского духа, объединяющего и невинные забавы, и людские прегрешения. В Венеции тех дней существовало множество поводов надеть маску, более того, их носили не снимая большинство месяцев в году. В 18-м веке весь мир знал, что в Венеции проходят самые известные Карнавалы. В них принимали участие представители всех сословий, и ярчайшие характеристики такой разношерстной публики нашло свое отражение в масках.
Многие маски представляют собой произведение искусства
А многие уже не имеют ничего общего с карнавалом - а представляют собой самостоятельные современные инсталляции.